Яды в европейской истории (Франция).

Франция Франция достигла своего внешнего и внутреннего могуществапри короле Людовике XIV (1643 – 1715). В его долгое царствованиепышный двор и чопорный этикет становятся образцом для всех государств Европы, где XVIIвекназывают векомЛюдовика XIV.

Но на этом внешне благополучном фоне отравления продолжают преследовать Францию, точно так же, как это было в Риме, в период его расцвета.

Первое и наиболее страшное дело случилось в середине царствования Людовика XIV. Начало использования ядов в европейской истории Франции XVII века положила молоденькая маркизаМари Мадлен де Бренвилье. Жизнь ее настолько необычна, что помимо мемуаров современников она описанав небольшой новелле Александра Дюма и в повести Амадея Гофмана«Мадемуазель де Скюдери».

Маркиза, будучи замужней женщиной, сошлась с неким офицером по имени Годен де Сент - Круа. Отец Мари был возмущен этой связью больше, чем муж. Он бросил любовника дочери в бастилью, где судьба свела офицера с итальянцем, которого звали Экзили, учеником известного аптекаря и алхимика Христофора Глазера. Экзили не столько интересовался алхимией, сколько ядами, за что и попал вБастилию. Любовник маркизы становится учеником Экзили, а выйдя на свободу, приобщает к полученным знаниям Мари и других людей. В результате  применения этих знаний появляется «итальянский яд», основой которого является мышьяк. Маркиза проверяла действие этого яда на больных , которых она навещалав больнице  Отель - Дье. Убедившись, что врачи не могут обнаружить этот яд в теле отравленного, маркиза решилась извести собственного отца. Она давала ему яд маленькими порциями, и через восемь месяцев тот умер, скончавшись от болезни. Большая часть состояния отца отошла к его двум сыновьям, но ненадолго. В течение года с помощью нового сообщника Лашоссе, Мари погубила обоих братьев. На Мари пали подозрения, но так как врачи не смогли при вскрытии обнаружить признаки отравления, то она вскоре стала полноправной наследницей состояния своего покойного отца. Через некоторое время кара все-таки настигла злостную отравительницу и ее любовника. Сент- Круа умер внезапно в лаборатории, отравившись ядовитыми парами, после того как случайно разбил свою стеклянную маску. Мари попыталась забрать из лаборатории маленький ящик, наполненный пузырьками с жидкостью, который был изъят французской полицией. Свойства этих жидкостей были проверены на животных. Результатат не заставил себя долго ждать – все животные погибли. Тучи над маркизой начали сгущаться, и она бежала из Франции после ареста своих сообщников. После трехгодичных скитаний Мари была схвачена и казнена в 1676 г. Перед казнью она рассказала аббату Эдмонду Пиро, что в своих ядовитых снадобьях использовала кроме мышьяка, купорос и яд жабы, а противоядием считала молоко.

К тому времени во Франции трудилось, быльшое количество алхимиков, в чиcле которых было много придворных. ПоискиЯдовитое зелье философского камня шли рука об руку с отравлениями. На сцене появляется еще одна женщина под именем Ла Вуазен, которая всячески поддерживает развитие алхимии. Являясь прекрасным физиогномистом, она официально гадала, предсказывая судьбу, параллельно занимаясь тем, что в народе называют «черной магией». Ла Вуазен не только предсказывала наследникам смерть их богатых родственников, но даже бралась за воплощение своих предсказаний в жизнь. Ядовитое снадобье, которым пользовалась в своих аферах гадалка, французы в шутку называли «порошком для наследования». Ла Вуазен имела достаточно много поклонников особенно среди людей королевского двора. Ее услугами пользовалась даже фаворитка самого короля, красавица маркиза Франсуаза де Монтеспан, котораяполучала любовное зелье  и  втайне давала королю, боясь потерять свое влияние на него. Существует даже недоказанное предположение, что в планы маркизы входило отравление Людовика XIV. Много раз к Ла Вуазен обращалась также Олимпиада Манчини (графиня Суассон), племянница покойного первого королевского министра Мазарини, которая тоже претендовала на любовь короля.

Компания Ла Вуазен обрастала как снежный ком преступлениями, которые повергли в страх и недоумение даже самых смелых. Чтобы положить конец этим злодеяниям, король учредил особый суд, которому было дано предписание строго наказывать виновных в отравлениях, ставших фактически настоящей эпидемией во Франции.

ЯдыБыла создана комиссия, которая заседала в «пылающей комнате». Помещение было обтянуто черной тканью и освещалось только факелами. Председателем суда был назначен лейтенант полицииГабриель Никола де Ла Рейни, человек честный, неутомимый в работе и справедливый в решениях. Его работа дала хорошие результаты в расследованиях. Даже королевский парламент жаловался, что этот суд посягает на его права, так как в деле об отравлениях было замешано много знатных особ, которые начали сильно паниковать, боясь получить справедливое наказание за свои «грязные делишки». Король лично наблюдал за работой комиссии, особенно его беспокоили сообщения о связи с шайкой отравителей его фаворитки мадам де Монтеспан. В скором времени Ла Вуазен и соучастники были приговорены к смертной казни, а графиня Суассон пришла в такой страх и отчаяние, что король, сжалившись над ней, разрешил ей оставить Францию.

За три года было проведено 210 судебных сессий, вызвано на допрос 319 человек, из них 218 было арестовано, 34 человека были публично казнены. Слишком много имен было названо, в связи с разбором дела о ядах, и король сам стал придерживать работу комиссии. Все донесения относительно де Монтеспан были записаны в отдельный журнал, который был собственноручно сожжен королем. Они стали достоянием истории только по сохранившимся частным записям лейтенанта де Ла Рейни. В обществе Франции начало наростать раздражение и недовольство, а лейтананта стали называть инквизитором.

Приход к власти Людовика XVв XVIII веке не избавил Францию от политических интриг, где многие конфликты решались с помощью ядов. Очередного короля по-прежнему сопровождали болезни и многочисленные смерти его придворных, так как постоянно точилась тайная борьба за влияние  между фаворитками и другими приближенными лицами. В продолжение небольшого промежутка времени умерли фаворитка короля маркиза Помпадур, дофин, дофина и даже королева. Подозрения падали на министра иностранных дел герцога Шуазеля. И хоть врачи при вскрытии не нашли доказательств, министр был вскоре отстранен от дел.

Все эти проишествия, описанные выше, имели и положительный результат для европейской истории. Во Франции было открыто начало новой эпохи судебной токсикологии, которая связана с именемМатье Жозефа Бонавонтюра Орфилы – испанца по присхождению. Он родился в 1787 г. нао-ве Менорка, долгое время учился химии и медицине в Валенсии, Барселоне, самостоятельно изучал труды французского химика Лавуазье, и в результате знал химию лучше своих учителей. В 1811 г. Орфила переехал в Париж и организовал у себя дома лабораторию, где занимался изучением действия ядов на животных, более всего интересуясь мышьяком. В 26 лет он опубликовал свою первую книгу по токсикологии и постепенно завоевал славу главного токсиколога Франции. Испробовав много способов определения мышьяка в теле отравленного, онАлхимия натолкнулся на статью английского химикаДжеймса Марша, изобретателя простого методаопределения мышьяка в малых дозах. Пользуясь этим методом, Орфила выяснил, что мышьяк  содержится в норме до нескольких мг. в теле человека, что реактивы тоже часто бывают загрязнены мышьяком, и что эти факты могут приводить к ошибочным заключениям.

1840 г. считается годом рождения судебной медицины. Основой этому послужило делоМарии Лафарг, отравившей своего мужа. Из Парижа в качестве эксперта был приглашен Орфила, который представил суду мышьяк, выделенный из организма жертвы. В этом деле очень пригодилось наблюдение о способности мышьяка накапливаться в волосах, при этом он передвигается по мере роста от корня волоса по его длине, что позволяет с достаточной точностью судить о времени, прошедшем после отравления.

Так был заложен фундамент развития токсикологии - науки, изучающей ядовитые (токсичные) вещества, их потенциальную опасность  воздействия на организмы, механизмы токсического действия, а также методы диагностики, профилактики и лечения болезней, развивающихся вследствие такого воздействия.

(По материалам И.  Д.  Гадаскиной и Н. А. Толоконцева)

Ваш e-mail: *
Ваше имя: *

Если статья Вам понравилась и оказалась для вас полезной, то поделитесь ей с другими:

Хочу себе плагин с такими кнопками

8 thoughts on “Яды в европейской истории (Франция).

  1. Зоя

    Жестокие нравы французского двора, сколько возможностей для применения ядов.

  2. Елена

    Человеческая жизнь — разменная монета и в истории и в науке. И история появления токсикологии это тоже доказывает.

  3. Елена

    Вот так всегда в истории человечества- сначала глобальный «эксперимент» на массах , затем выявление законов и …защита диссертаций. Читала вашу статью, как детективный роман!Очень познавательно и захватывающе!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Анти-спам: выполните заданиеWordPress CAPTCHA